Сидорова Надежда Юрьевна, г. Удомля, Тверская область

 Сидорова Надежда Юрьевна  (Надежда Лучкова)—командир сводного поискового отряда «Память»(г.г.Удомля-Западная Двина)

Мать.

А мать-старушка ждет на перекрестке,
Ждет сына, не пришедшего с войны,
Не веря пожелтевшей похоронке,
Где сказано, что нет его в живых!
Слезу смахнув, вздохнет, потом поправит
Седую прядь дрожащею рукой
И, глядя вдаль, всю жизнь перелистает:
«Родился…Проводила…Не пришел…»
Не верит мать, что у ее кровинки,
Не дрогнув сердцем, кто-то отнял жизнь…
А там, вдали, все также — ни пылинки,
Уже темно и надо уходить!
Но как уйти? А вдруг у той опушки
Покажется Ванюшка, ее сын…
И, как молитву, шепчет мать-старушка:
«Сыночек, родненький, пожалуйста, вернись!»
И вновь глядит усталыми глазами,
Встав на колени и упав в траву,
Целует эту землю со словами:
«Земля! Будь пухом сыну моему!»
И плачет мать, и все не верит горю,
Словам своим — ведь сердце ждет и ждет!
Вновь шепчет мать: «Он не успел сегодня!
Он завтра обязательно придет!»
…И завтра будет ждать на перекрестке,
И послезавтра снова будет ждать,
Не веря пожелтевшей похоронке,
Пока жива, ждать сына будет мать!.

БАЛЛАДА О МЕДСЕСТРЕ.

Был страшный бой, и кровь лилась рекою.
А я лежал, прикрытый медсестрой,
Меня бинтуя раненой рукою,
Она просила:»Потерпи, родной!»
Она слезами губы мне смочила,
Промыла рану пыльною росой
И, уже мертвого, она опять просила:
«Не умирай, пожалуйста, родной!»
…Сквозь трубы ангелов я слышал этот голос,
Но встать не мог…Я был уж далеко…
И этот бой уже остался в прошлом,
И медсестра с мольбой :»Терпи, родной!»
Уже с небес я видел взрыв снаряда-
Взметнулось тело с раненой рукой,
И ,умирая, эта девочка шептала:
«Я не спасла тебя…Прости, родной…»
А тело корчилось, в агонии металось,
С последним вздохом, пересилив боль.
Твердит она кровавыми губами:
«Я не смогла спасти…прости, родной!»
Я плакал там, средь ангелов летая,
Мне так хотелось, чтоб я был живой!
Я ей кричал с небес:»Прости, родная,
Что не могу закрыть тебя собой!»
…Взгляните в небо! Там, под облаками,
Теперь мы вместе- в жизни той, другой,-
Я вновь прошу ее :»Прости, родная!»
И снова слышу :»Ты прости, родной…»

СКЛОНИТЕ ГОЛОВУ!

Склоните голову! Здесь Братская могила
Хранит историю военных, страшных дней…
Склоните голову! Здесь Матушка-Россия
Теряла в 41-ом сыновей!
Склоните голову! Здесь падали солдаты
За каждый холм, за каждый бугорок-
Их голосами жаворонки плачут,
Вплетая слезы в траурный венок!
Долину смерти в тишине бессмертия
Здесь сторожит теперь седой гранит…
Склоните голову! И сохраните в сердце
Все имена с надгробных серых плит!

ЭХО БОЕВ ОТГРЕМЕВШИХ…

Эхо боев отгремевших не смолкло еще насовсем,-
Стонет в душе об умерших в той бессердечной войне.
Соком березовым плачет, ветром гудит в проводах…
Память…Горючая память болью потерь бьет в висках!
Воет волчицей в траншеях, дико скулит в блиндажах,
Гарью и копотью веет, дымкой плывет на полях.
Стоном бойцов из окопов рвется, взывая к судьбе,
Гибнет с погибшею ротой, чтобы родиться в тебе.
Чтоб возродиться из пепла через заросший окоп,
Чтобы от горя ослепла смерть, породившая боль..
…Память живет тем далеким прошлым, так нужным живым,
Чтоб написать на надгробье «Любим вас…Помним…Скорбим…»
Только для этого нужно всех поименно назвать,
И, стоя у Братской могилы, слезы свои не скрывать!
Не предаваться забвению! Вечных Огней не тушить!
Помня о страшных мгновеньях, памятью прошлого жить!

ВЗРЫВ СНАРЯДА

Тот взрыв снаряда я навек запомнил.
Последнее, что смог увидеть я-
Остывшие тела солдат знакомых,
Цвет алой крови и огонь в глазах…
И я на поле, человек-обрубок,-
Слепой, безногий и с одной рукой…
Я до сих пор не верю в это чудо-
Беспомощный, но все-таки живой!
Как вынес эту боль тогда -не знаю!
Наверно, ты молилась за меня!
Судьбу, с войною вместе, проклиная,
Борясь со смертью, я просил тебя:
«Не плачь ,жена, стерпи, не испугайся,
И не смотри в незрячие глаза,
Узнать во мне меня же -попытайся!
Я стал другим. но прежняя душа!
Обнять тебя я больше не сумею,
И никогда мы не станцуем вальс!
Я не увижу, как ты постареешь,
И как морщинки пробегут у глаз…
Помочь тебе ни в чем я не сумею,
При встрече сына не смогу узнать!
И, знаешь, до безумия жалею.
Что дочку на руках не подержать…»
…Я думал так, когда в пустом вагоне
Спешил к тебе сквозь километры бед,
Когда ,на чуть заснеженном перроне
Чужие люди помогали мне.
Я знал -ты где-то рядом! Каждым нервом
Я чувствовал сквозь боль твое тепло!
Но мне пришлось окликнуть тебя первым,
И ,в сотый раз, мне снова повезло!
Ни слова не сказав. припав щекою
К моим, войною выжженным глазам,
Пустой рукав погладила рукою,
Поправила накидку на ногах…
Потом сказала:»Знаю. милый, больно!
Мужайся! Вместе одолеем боль!
Так долго ты был обручен с войною,
Ну, а сейчас -поехали домой!»
…И боль, и страх обрушились слезами,-
Таких, как ты, наверно, больше нет!!!
Я плакал помутневшими глазами,
И в сотый раз молился о тебе…