Образцов Алексей, г. Магнитогорск

Образцов Алексей, 16 лет, ГУДО детей Дома учащейся молодёжи «Магнит», г. Магнитогорск.

ЧЕЛОВЕК ИЗ ЛЕГЕНДЫ

Мы сердце в огонь бросали
за радость родной земли,
такими победу взяли,
такими и в мир вошли.
А. Александров

Победа! Победа! Победа! – это волшебное слово прозвучало впервые в мае тысяча девятьсот сорок пятого года.
Но прежде была война, суровая и страшная. Она постучалась в каждый дом.

Тысячи людей прошли сквозь её горнило, испытывая ужасные мучения, но они победили.
В своём сочинении я хочу рассказать о человеке-легенде, старшине группы партизанского отряда имени «Дима», Аминеве Михаиле Николаевиче, участвовавшем в партизанском движении в Белоруссии.
…Молодость моя – Белоруссия,
Песни партизан, сосны да туман…
Имя этого человека, партизана-разведчика, мужественного, волевого и интеллигентного, известно многим жите-
лям нашего района.
В тысяча девятьсот восемьдесят пятом году вышла в свет его книга «Мы из легенды». О делах партизан, об их
неуловимости и смелости тогда ходили легенды, и все это было правдой.

Я прочёл эту книгу, ознакомился с копиями военных документов Михаила Николаевича и понял, что это действи-
тельно необычный человек (книга хранится в Чесменском историко-краеведческом музее, что в Челябинской области).

Михаил Николаевич родился в Оренбургской области. Отец погиб в бою с дутовцами, мать умерла, когда мальчи-
ку исполнилось два месяца. Чудом выжил грудной ребенок: были приюты, детские дома, работа на «погребушках» за кусок хлеба. Но Миша был упорный – получил семилетнее образование, а позже окончил торговый техникум.

Перед самой войной он уходит на службу в Красную армию. А на второй день Великой Отечественной войны лей-
тенант  Аминев принимает уже первый бой с фашистами.

Тревожное небо клубится над нами,
Подходит война к твоему изголовью.
И больше нам взносы платить не рублями,
А может быть, собственной жизнью и кровью…

В начале сентября в далекий вражеский тыл с воздуха из числа добровольцев была заброшена диверсионная группа
Разведуправления Генштаба Красной Армии. В этом первом спецотряде особого назначения находился М.Н.Аминев. Из выброшенных на парашютах пятидесяти пяти человек дом места встречи дошли единицы. Многие погибли от рук карателей.

Михаил Николаевич вспоминает: отряд загрузили в несколько самолетов, и в ночь предстояло прыгать с парашю-
том, но летчики перепутали ориентиры, поэтому о судьбе других экипажей никто не знал. Михаил перед прыжком
храбрился, но потом начал испытывать страх. Ведь это было в первый раз.
– Вот кольцо – видишь? – показывали ему ребята.
– Вот и дергай, и раскроется твой парашют, и ты, как белая лебедь, приземлишься на болотной кочке.

Но, когда поступил сигнал: «Приготовиться!», Михаил растерялся. Поэтому два здоровых мужика, крепко взяв его
под мышки, выбросили из «Дугласа» в темноту. Это было его первое «боевое» крещение.
Руководил партизанским движением Линьков Григорий Матвеевич – кличка «Батя».
Партизанский отряд рос: приходили люди из деревень, попадались окруженцы, насчитывалось около сотни чело-
век. Поступил первый приказ: идти на задание в деревню Годивля, расположенную на автостраде и мост через реку
Эсса имел большое стратегическое значение. Решено уни- чтожить охрану и взорвать мост. Аминева определили в эту группу. Уничтожив охрану из девяти гитлеровцев, прикатили бочки со смолой и скипидаром, разлили вдоль моста. Смесь вспыхнула, всю ночь полыхало пламя над мостом.

И сосны слышали окрест,
Как шли с победой партизаны…

Да, это была первая маленькая победа. Следующее задание было очень серьезным. Аминевской группе из две-
надцати человек предстояло выйти на железную дорогу Полоцк-Борисов, чтобы взорвать мост, по которому пройдет
пассажирский поезд с немецкими офицерами и солдатами

Михаилу было необходимо узнать расписание поездов, порядок охраны, встретиться с партизанскими связными
на других крупных станциях. Весь запас тола заложили на середину моста, в самую уязвимую точку. Огромной силы
взрыв, подбрасывает паровоз вверх, проламывается середина моста, вниз, под крутой яр, со скрежетом летят вагоны.
Триста фашистов погибли и получили тяжёлые увечья в результате этого крушения.
За этот подвиг Аминев был представлен к награде, но всё это было потом, а пока…

В лесах врагам спасенья нет.
Летят советские гранаты.
И командир кричит им вслед:
«Громи захватчиков, ребята!»

В партизанской жизни трагедия и комедия иногда живут в тесном единстве. Смех, здоровый, всегда на пользу
партизанам.
Произошёл такой случай и с Михаилом. В одном из трудных переходов от базы к базе, оторвалась подошва его
сапога. В деревне нашлись лапти, большие просторные. Набили лапоть соломой, завернули тряпкой и завязали. Так и шел солдат Аминев в одном сапоге и в одном лапте по вяз-
кому болоту. Ребята умирали со смеху.

Были и трагедии. Это когда теряешь близких боевых друзей. Ушли на связь с Большой землей ребята, ушли и не
вернулись. Тяжело умирал лейтенант Ярмоленко, автоматной очередью ему разворотило живот.
Михаил Николаевич тоже получил ранение, нарвавшись на засаду и Рудянском лесу. Пуля задела ему правую
кисть руки.

Второе ранение было под местечком Воложино. Его друг Михеев вспоминает: «Помню, как у меня оторвало го-
ловку сапога, а Аминева ранило из автомата. И брюки его синие галифе, диагоналивые, обагрились кровью…»
– Миша, что с тобой? – он подхватил товарища на руки.
– Да царапнуло.
– Не говори глупостей. Ты же весь в крови.
– Кажется низ живота, там тепло…
– Состояние здоровья медики признали безнадежным.

…Но ты, же выжил, солдат,
Хоть сто раз умирал!
Хоть друзей хоронил,
И хоть насмерть стоял…

И снова в бой, партизанскими тропами.
Взвод, группа, отряд Аминева систематически занимали передовые места на боевой, диверсионно-подрывной де-
ятельности среди других. На его счету: спущенных под откос вражеских эшелонов – сорок два, разбито одиннадцать
автомашин, уничтожено четырнадцать мостов, телефоннотелеграфная связь, склады, уничтожено и взято в плен пятьсот двадцать солдат и офицеров (из боевой характеристики).

По всем станциям развешаны листовки с портретами Аминева. За голову неуловимого партизана немцы обещали
двадцать пять тысяч марок и десять гектаров земли.
Воевал Михаил Николаевич до тех пор, пока вражеский снаряд не разорвался в нескольких метрах от него. Это было в Восточной Пруссии под Кенигсбергом. Очнулся Михаил через несколько дней, потеряв полностью слух, долгое время не говорил.

…Вот опять передо мной то мгновенье
В тишине раскатившийся взрыв…
Может быть, награжден уж тем я,
Что остался в аду этом жив.

Лежал во многих госпиталя, лишь к пятидесятым годам к нему вернулась способность говорить и слышать одним
ухом. Это было счастье. А позже Михаил Николаевич переезжает с семьёй в Чесму.

За мужество, отвагу, храбрость бесстрашный воин награждён орденами Боевого Красного Знамени, Отечествен-
ной войны II степени, медалью «Партизану Отечественной войны I степени».

После войны Михаил Николаевич неоднократно бывал в местах своей партизанской юности, встречаясь с друзьями
-однополчанами. И его дети тоже ездили по местам отцовской славы. Побывали у друзей отца, познакомились с их
детьми, приобрели друзей. Эстафета отцов продолжается.

Я живу в счастливое время. Надо мною голубое-голубое небо и солце. У меня замечательная жизнь. И за это я бла-
годарен уходящему поколению ветеранов Великой Отечественной войны, в том числе и моему земляку Аминеву Ми-
хаилу Николаевичу.
Не дожил до шестидесятипятилетия Победы старый солдат. В 2000 году сердце легендарного партизана остано-
вилось.
И горит золотая звезда,
И над миром ей вечно светить.
Эх, была бы живая вода,
Да погибших бы всех воскресить!