Кузнецова Наталья, г. Кингисепп, Ленинградская обл

Кузнецова Наталья, 15 лет; МОУ «Кингисеппская гимназия», г. Кингисепп, Ленинградская обл.

СЛЕД ВОЙНЫ

Война…
Лезвие твоё прошло по судьбам моих предков, оставляя глубокий след в памяти поколений.
Моя семья, как и тысячи других семей, пострадала от фашизма.
Не вернулся с войны, пропал без вести брат моей бабушки по маминой линии. Он воевал на Ленинградском фронте. Бабушка рассказывала, что в конце 1943 года от него пришло последнее письмо. Возможно, он освобождал мой Кингисепп. Вот только не дожил до 1 февраля 1944 года – дня освобождения города. Ему было 23 года. У него была невеста, которой так и не пришлось надеть белое свадебное платье.

Война…
Ты не щадила никого: ни сильных, ни слабых; ни взрослых, ни детей.

В том далёком сорок первом, будучи подростком, моя бабушка беззаботно отдыхала в пионерском лагере. Костер,
песни, романтика, первая любовь и… всё. Мирная жизнь оборвалась. Девочка вмиг повзрослела. У нее появился
страх за маму, двух маленьких сестренок, родных, соседей. Что будет с ними со всеми?

Опасение за близких было ненапрасным. С первых дней войны, хотя они тогда жили в глубоком тылу, их город
стал жить по законам военного времени. Взрослые шли на фронт, защищать Родину, а подростки вставали к станкам, чтобы делать оружие и боеприпасы, шили обмундирование. Так, моя бабушка, тогда тринадцатилетняя школьница, стала работать на военном заводе токарем- заточницей. Бабушка плачет, когда рассказывает об этой поре своей юности, которую у неё украла проклятая война.

Всё пережили: и изнурительный труд на заводе, и голод. Страшный голод, предательски дающий о себе знать
всегда – и днём, и ночью. Изысканное лакомство – кукурузную лепёшку – делили поровну на четыре части…

Бабушка учила сначала маму, а потом – меня, что хлеб никогда нельзя выбрасывать. «Было страшное время. Не дай Бог, его пережить ещё раз. Мы с подружкой тогда поклялись, что от хлеба никогда в жизни отказываться не будем, даже если его будет вдоволь», – говорила она, бережно собирая крошки со стола в натруженную руку.

У бабушки, труженицы тыла, много медалей. Но главной – медалью «За доблестный труд в годы Великой Отече-
ственной войны 1941–1945 годов» – она дорожит больше всего. Она с гордостью произносит крылатую фразу совет-
ского поэта Алексея Недогонова: «Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд…».

Ещё бабушка мне часто рассказывает о своём муже– моём дедушке. Он — фронтовик. Я никогда не видела его, но знаю, что, закончив военное училище, дед воевал с первого дня войны до последнего. Дед – офицер-разведчик – был награждён восемнадцатью орденами и медалями, освобождал от немецко-фашистских захватчиков Белоруссию, Польшу, Венгрию, с боями дошёл до Берлина. Он был дважды ранен, после войны долго болел
и рано умер. По словам мамы, он был очень добрым человеком. Но насколько он был добрым по отношению ко
всему мирному – к людям, животным, настолько он ненавидел фашизм во всех его проявлениях. Дед не делил лю-
дей по национальному признаку. Он делил их на хороших и плохих, честных и нечестных. Очень жаль, что дед не
дожил до того дня, когда родилась я. Я бы очень хотела с ним подружиться, услышать его добрый совет.

Война…
Я ненавижу тебя за беспощадность, жестокость, несправедливость!

Другая ветвь моих родных – это родители моего отца, мои дедушка с бабушкой, и прадед.
Последний был участником Великой Отечественной войны. Он прожил долгую, трудную жизнь. Со слов мамы,
прадед настоящий русский богатырь, крестьянин, всю жизнь работающий на земле. По судьбе прадеда можно изучать историю России. Он пережил голод 30-х годов. А когда началась Великая Отечественная война, добровольцем ушел на фронт. С фронта вернулся инвалидом.

Пострадали и его близкие. В то время, когда прадед защищал родную землю на поле боя, враг подло захватил его родное село на Орловщине; стариков, женщин и детей угнал в неволю. Так, мой дедушка – сын «русского богатыря», в июне 1943 года малолетним мальчишкой оказался в Эстонии в лагере для перемещённых лиц. Здесь вместе с другими односельчанами он промучился полгода, затем его выслали в Латвию, где использовали почти год на тяжёлых сельхозработах.

Судьбу моей второй бабушки (по линии отца) тоже задело чёрное «крыло» войны. Несовершеннолетним ребен-
ком ее вместе с матерью и младшими сестрами фашисты насильно угнали в Германию, где она работала по хозяйству в богатой немецкой семье. Опять же из рассказов моей мамы (с ней бабушка часто делилась воспоминаниями о войне), из всех детей, что работали на хозяйку-фрау, бабушка была старшей – ей тогда было аж 11 лет. Трудилась она наравне со взрослыми, не жалея себя, забыв о том, что по сути
совсем ещё ребёнок.

С приходом советских войск в Германию, пришла свобода и к узникам. Радость была непередаваемая, рассказывала моей маме бабушка. Фрау не хотела отпускать в Россию старшую девочку – мою будущую бабушку, работящую, смышленую и бесконечно добрую к хозяйским детям. Но у бабушки и ее мамы тогда было одно единственное желание: вернуться.

Война…
Ты отступила. Пришла долгожданная Победа!
Моя бабушка умерла, когда я была совсем маленькой. Её здоровье было подорвано тяжёлой физической работой
в детстве. Да и потом после войны она не боялась никакого труда. В колхозе, где не хватало мужских рук, поднимала разрушенное хозяйство. Женщины управлялись и за себя, и за погибших отцов, мужей, любимых.

…Уходит военное поколение. Поколение, давшее нам жизнь, спасшее мир от порабощения и гибели.
Уходит, но остаемся мы – дети, внуки и правнуки Победителей. Пока мы помним и чтим память наших славных
предков, живы и они.