Астров Алексей, г.Москва

ЛЮБИМЫЙ ДЕДУШКА ОЛЕГ ВАСИЛЬЕВИЧ АСТРОВ

Когда мои одноклассники говорят друг другу о своих дедушках, они обычно хвастаются, что им дедушка подарил, у кого из них какая дача, машина.

А у моего дедушки нет машины, хотя он умеет водить не только машину, а даже самолет-истребитель.
Он защищал страну с 1941 года, прошел войну, получил тяжелые ранения и высокие боевые награды. Он очень скромный, хотя после войны пошел учиться в Плехановский институт, потом в аспирантуру, где познакомился с бабушкой, тогда его юным преподавателем (она была на 4 года старше аспиранта и попала под его обаяние на институтском вечере – дедушка умел великолепно танцевать). Он написал диссертацию, стал ученым и работал экономистом в важных государственных учреждениях

Дедушку моего зовут Олег Васильевич Астров. Он пошел на войну из летного училища. Он не очень любит мои расспросы об этих суровых годах, но если я очень прошу, кое-что все-таки рассказывает. Например, как впервые ночью стоял часовым.

…Перед ним в полной тишине темнела широкая река, ничего не было видно. Он чувствовал романтику войны. Хотелось воевать. А вокруг – никого! А в руках – огнестрельное оружие!

– Пальну-ка, – продумал он. И просто выстрелил, с мальчишеским легкомыслием.

И тут же, мгновенно в ответ откуда-то с противоположной стороны, четко и сухо: трра-та-та-та-та-та-та! Он так и присел.
– Да, война – это не игрушки, – понял он. Он устыдился своего ненужного озорства и сразу повзрослел.

Я всегда помню его рассказы, они меня многому учат.

Так, однажды его пехотное подразделение попало под обстрел. Солдаты, которыми дедушка командовал, находились в этот момент в деревне. Дедушка скомандовал всем, кто его только мог услышать, укрыться в ближайшем деревянном доме.

Во дворе того дома был вход в погреб, довольно глубокий, где часть солдат успешно укрывалась во время прошлого обстрела. Огонь был сплошным, «ковровым», соседние дома горели, их собственное укрытие казалось ненадежным. Один солдат не выдержал и бросился, не слушая приказа, через дворик к открытой двери по-
греба. Он успел бы проскочить эту пару шагов за секунду, но пули настигли его сразу, наповал. Дедушке было его очень жалко. А все, кто послушались, укрылись с ним, тогда спаслись…

…Дедушка очень метко стрелял, стал снайпером и часами выслеживал врага, изучал его хитрости. Но были и руко-
пашные, очень страшные бои и множество жутких ситуаций, которые только в кошмаре могут привидеться. Например, как они с другом бежали по заснеженной просеке, проваливаясь в мокром снегу, а над просекой летели вражеские самолеты, стреляя по бегущим. Это он рассказал бабушке только однажды, но я запомнил. Он мог бы стать после войны отличным охотником, но после тяжелого ранения и нескольких лет борьбы со смертью, уже в госпиталях, он стал штатским, оружие в доме не держал, но зато никогда и ничего больше не боялся.

Дедушка очень любил водить меня гулять по Арбату. А с особенным удовольствием он водил меня, совсем маленького, в Парк Победы. Деревья тогда по сторонам аллеи были тоже маленькими, и я представлял себе, как мы с дедушкой придем сюда, когда они будут большими-большими… Но дедушке все труднее выходить из дома!

Даже когда я там, на огромной эстраде, получал награду на конкурсе песен о Москве (кстати, за песню о дедушке в пиджаке с его наградами!), он не смог приехать. Передо мной была толпа слушателей – несколько тысяч москвичей! – но мне было бы приятнее петь там только для моего дедушки.

Теперь я один посещаю Парк Победы, о чем написал стихами:

Любят седые московские деды
Внуков возить на метро «Парк Победы».
Дедушка мой меня тоже возил,
В парке просторном за ручку водил,
Шел по аллее заслуженной славы
Танк показать, защищавший державу…
Блеск терракота напомнил Победу.
С новой ледянкой на станцию еду
Вспомнить героев военной поры
И заодно – покататься с горы!

Время идет так быстро и изменяет наши планы, привычки. В прошлую зиму я лишь однажды собрался на снежную гору. В Парке видел я и «елку Победы», представляя себе, как дедушка праздновал Новый год во время войны и после, уже в мирное время. До сих пор в доме сохранились сделанные его и бабушкиными руками игрушки тех лет – на магазинные игрушки у них денег не хватало, хотя они и работали оба.

Недавно мы праздновали дедушкино девяностолетие –скромно, в кругу семьи и соседей. Все были моложе его, и большинство даже не знали, что за путь он прошел. Мы с мамой рассказывали о дедушке гостям, которые очень удивлялись. А сам дедушка скромно и с достоинством принимал все наши восхищенные речи и поздравления.

Вот что сказал ему я:
С юбилеем дедушку
сегодня поздравляю,
Самого прекрасного
всего ему желаю!
Девяносто славных лет
он честно, мудро прожил,
Я открою вам секрет –
мечтаю быть похожим!
В годы трудные ему
пришлось расти, учиться,
Выжить на передовой,
от тяжких ран лечиться,
Диссертацию писать,
вырастить двух дочек,
А потом ходить гулять
с автором сих строчек!
В счастье, в здравии, в любви –
без забот, без драмы –
Много лет еще живи,
Папа моей мамы!

Подумать только: не было бы дедушки, не проливал бы он кровь на той страшной войне – все было бы по-другому, а меня и вовсе могло бы и не быть на свете!
Я очень счастлив, что у меня именно такой дедушка.
Для меня он – истинный герой, настоящий пример в жизни. Я иногда спрашиваю его:
– А не скажешь, как сделать зажигательную смесь? – А он всегда отвечает:
– Зачем тебе? Не скажу. – Он не хочет, чтобы его боевой опыт мне пригодился. Но зато очень хочет, чтобы я достойно продолжил его род, семейные традиции.
Дедушка сам писал стихи, но только для друзей. Он читал книги вслух. Устраивал с бабушкой семейные вечера, строил дом в пригороде, у него, как это говорится, «золотые руки». Хоть одна из них перебита разрывной пулей и чудом частично спаслась. Дедушка настоящий джентльмен. Никогда он не пил и не курил, ни
на что не жаловался. Даже когда он пошел на войну, когда его командир сказал:
– Будешь пить, и закуришь тоже, – он ответил:

– Не буду.
И следовал этому решению всю жизнь. Даже ругательств я никогда от него не слышал. А когда я однажды рассказал ему не очень приличный анекдот, над которым так смеялись одноклассники, он будто ничего не понял. Причем сделал это так, что я устыдился и потерял к подобным шуткам интерес.

Я горжусь, что дедушка любит мои стихи, вместе со мной поет свои строевые песни. Он всегда хорошо пел. А в летном училище, когда курсанты шли в столовую, однажды запел:

«Под облака свершив полет, снаряды рвутся с диким воем. Смотри внимательно, пилот, на землю, взрыхленную боем. Пропеллер, громко песню пой, неся распахнутые крылья. За вечный мир в последний бой летит стальная эскадрилья»

Всем понравилось, песню подхватили, и она стала их любимой строевой песней: так и ходили потом с ней, и не только в столовую.
Ребята, которые учились с ним, не знали, что очень скоро эта «земля, взрыхленная боем», окажется уже не в тексте песни, а в самой реальности. О Дедушке у меня много стихов и одна поэма, еще не дописанная.
В одном стихе я сравниваю его с модными супергероями – прекрасными. Но придуманными. А он – настоящий, мой любимый дедушка, Олег Васильевич!
Квартира, в которой я живу, получена им. От Госплана СССР, при котором он работал.

«…Мир, защищавший на передовой,
Выживший, смерти назло,
Дедушка – истинный Супергерой!
Очень мне с ним повезло»

Да, дедушка ничего не боится, потому что прошел войну. С тех пор испугать его невозможно, он всегда очень добрый, ласковый, приветливый, ценит жизнь и покой.
Ему здоровья и жить долго-долго!